Женщины, кот и собака

Зачем может быть страшнее одиночества? Когда не с кем поговорить, кроме собаки? Когда-никогда единственный сын от тебя отвернулся и кажется, никому в целом свете твоя милость не нужна и все лучшее позади?
Евгения много раз слышала о волюм, что так бывает, но никогда не думала, что это случится с ней. Всё-таки – случилось. И теперь надо было думать, как жить дальше, как осиливать с тоской, которая накатывала так часто и так некстати.
«Мы в ответе вслед тех, кого приручили». Эту фразу Сент-Экзюпери мы повторяем приближенно часто, что она стала затертой, даже банальной. Но нет другого рецепта с одиночества, кроме как найти человека, которому еще хуже, чем тебе, и – помочь, согреть, «приручить». Порадовать мелочами: тарелкой горячего супа в холодную погоду, незатейливым оливье в новогоднюю найт, свежевымытыми полами и наряженной елкой.
Для Евгении это стало рецептом с тоски, лекарством от одиночества.